Что не так с увольнением Светозаровой?

26.08.2018 6:29 2

Что не так с увольнением Светозаровой?

Разбираемся в причинах ухода первого замминистра культуры, не попавшего ни в один скандал за 9 лет работы

Первый замминистра министра культуры Бурятии Наталья Светозарова подала в отставку. Формальная причина — заявление “по собственному”. Однако сама чиновница не смогла внятно объяснить причины “своего” решения, да и в целом в этом деле слишком много вопросов и подозрительных нестыковок

"Бабр" разбирает увольнение Светозаровой по пунктам и объясняет, что с ним не так.

Кристально чистая репутация

Наталья Светозарова начала карьеру в правительстве Бурятии еще в 1995 году — в министерстве финансов. В 2002 году возглавила отдел бюджетной политики и реформирования, а в 2009 году ее внезапно перевели в минкульт, где она сходу стала первым заместителем.

В целом перевод выглядел более чем логичным — после кризиса 2008 года оптимизация финансов понадобилась вообще всем ведомствам. Тем более что полная ее должность звучала как первый заместитель министра культуры — председатель комитета профессионального искусства, бюджетного планирования и целевых программ (впоследствии — председатель комитета экономики и организационного обеспечения, заместитель председателя коллегии).

Самое удивительное в карьере Светозаровой — за девять лет она не засветилась ни в одном коррупционном скандале. Ее имя вообще не фигурировало в негативном свете — для республиканского чиновника в наши дни это буквально фантастическое достижение.

Для сравнения: первый замминистра образования Галина Фомицкая устроилась на работу с мошенничеством за плечами, а через полгода в должности стала фигуранткой громкого коррупционного скандала (по некоторым данным, уголовное дело против нее уже возбуждено).

Само собой, без финансовых проблем в минкульте за девять лет не обошлось. Самые громкие “денежные” скандалы в республиканской культуре за это время — финансовые манипуляции в Бурятской филармонии и в Бурятском театре оперы и балета, убыточный фестиваль “Голос кочевников” и эпопея с поиском денег на строительство помещения для театра “Байкал”.

Однако уголовное дело против худрука филармонии Натальи Улановой развалилось, а в театре оперы и балета Счетная палата не выявила никакого нецелевого расходования средств. Да и Наталью Светозарову эти истории касаются, мягко говоря, косвенно, ведь в обоих случаях речь шла о превышении полномочий напрямую руководителями учреждений — Наталией Улановой и директором оперного Аюной Цыбикдоржиевой.

Убыточность “Голоса кочевников” — следствие плохой организации мероприятия, что не входит в полномочия Светозаровой. Не она должна была заделывать дырки в заборе, через который на фестиваль в 2018 году проскочило три тысячи безбилетников. Да и в целом, “Голос” — это в первую очередь имиджевый проект. Очень сложно привозить в провинцию известных на весь мир артистов и выходить в плюс. Минкульт и так умудряется тратить минимум средств на событие, о котором пишут “Новая газета” и РБК и которое признается лучшим в России (Russian Event Awards-2017 — первое место среди 639 событий по всей стране).

Для примера: на культурный форум “Байкал-Тотем-2017” в соседней Иркутской области было потрачено 44 миллиона рублей только из бюджета региона, то есть не считая крупных вливаний от многочисленных спонсоров. Кто выступал на мероприятии? Местный Губернаторский симфонический оркестр, андеграундный малоизвестный театр “Ахе” и группа Two Siberians.

На “Голос кочевников-2017” потратили 6,2 миллиона, из них только 4,2 миллиона — деньги бюджета Бурятии. Кто выступал? Дорогостоящий “Калинов мост”, популярный бывший солист “Пятницы” Sunsay и еще почти два десятка артистов из Финляндии, Испании, Бразилии, Кореи, Монголии и Москвы. Широко были представлены и местные артисты. Что называется, почувствуй разницу.

Наконец, строительство здания для театра “Байкал” оценивается в 1,5 миллиарда рублей. Депутаты Народного Хурала, ответственные за бюджет, такую сумму выделять просто не станут — при годовом бюджете республики в 50 миллиардов на всё про всё. По мнению народных избранников, артистов “Байкала” устроит и “сарай маленький”.

Таким образом мы видим, что увольнять Наталью Светозарову по большому счету не за что. Она просто не “косячила”. А если даже и так, но это решили оставить “за закрытыми дверями”, то где служебная проверка? Где огласка, уголовные дела? Это ведь бюджетные деньги.

Но в отличие от бывшего министра культуры Тимура Цыбикова, Светозарову провожают без ликования — в Бурятии не могут сказать о ней ничего плохого. Почему же важная и опытная чиновница ушла из минкульта в разгар кризиса — как финансового, так и культурного, когда нужно делать много, но экономно?

“Другие задачи”

Вот как сама Светозарова прокомментировала свой уход.

“Почти 9 лет я проработала в министерстве. Наверное, что-то надо менять в жизни. У всех все по-новому, поэтому и для себя я решила: «Пускай и у меня будет все по-новому». Это мое решение, самостоятельное”, — сказала чиновница.

То есть никакого конкретного ответа. Ни хотя бы дежурных “личных причин” или “замыленности глаз”, а лишь неуверенное “наверное, что-то надо менять”. Даже абсолютно провалившийся министр транспорта Козлов, которого давно пытались выгнать, и то был веселее — рассказывал воодушевленно про новый вызов и все такое.

А вот начальница Светозаровой, министр культуры Соелма Дагаева, высказалась куда более определенно. У ведомства просто “новые задачи” — подготовка к 100-летию со дня образования Бурятии (2023 год) и некий “национальный проект в области культуры”.

“Поэтому назрела острая необходимость в реструктуризации министерства культуры. Хочется, чтобы от приоритета задач выстраивалась и структура. Считаю, что первым заместителем министра должен быть председатель комитета культуры и искусств. Потому что именно ему предстоит курировать масштабные проекты к 100-летию республики”, — сказала Дагаева.

То есть увольнение — добровольная инициатива Светозаровой, но она сама не может назвать причин, а ее начальница — запросто? Интересно.

Выходит, в министерстве 9 лет на высоком посту работал человек, не способный “курировать масштабные проекты”? Или на столетие Бурятии не нужен опытный финансист-оптимизатор? Кто рассчитает расходы на пышное празднество? Придумаете вы все красиво, а как будете отбивать расходы без человека, который занимался этим 15 лет в одном только Минфине?

Фраза Соелмы Дагаевой про “национальный проект” вообще неуместна. Появляется неприятная двусмысленность — выходит, русская Светозарова неспособна управлять бурятским “национальным проектом”? Однако.

Наконец, если упор необходимо сделать на культуру и искусство, кто мешает министру Дагаевой придумать новую должность для Светозаровой в рамках этой самой “реструктуризации”? Зачем выгонять опытнейшего профессионала в эпоху кадрового голода?

Новый фаворит нового министра

Получается, что вопросов к этой отставке очень много, а однозначных ответов нет совсем.

Хорошо, тогда разберемся, кто заменил Наталью Светозарову. Возможно, это молодой и очень успешный профессионал, которого нет смысла держать на более низкой должности?

Увы, нет. В комментарии выше Соелма Дагаева говорит прямо: новым первом замминистра должен стать председатель комитета культуры и искусств. Такая должность в ведомстве есть, и занимает ее Николай Емонаков. Он давний функционер Минкульта и работает в его подразделениях с 2003 года.

Заместителем министра он, впрочем, стал лишь в 2014 году.

Никаких финансовых навыков и соответствующего образования он не имеет, но в 2010 году его почему-то “посадили” на деньги — некоторое время Емонаков занимался госзакупками и бюджетным планированием. Впрочем, вышло не очень, и вскоре его вернули к художествам и культуре, в которых он хотя бы смыслит.

Безупречной репутацией Емонаков похвастаться не может. Различные телеграм-инсайдеры и источники в Минкульте характеризуют его как лизоблюда и человека, безмерно лояльного любому начальству. О профессиональных навыках чиновника никто ничего не говорит.Зато много сообщается о покровителе Емонакова — депутате Народного Хурала Цыденжапе Батуеве. В его влиянии сомневаться не приходится, так как он на короткой ноге с самим лидером буддистов России Хамбо ламой Аюшеевым. Свои связи, как сообщается, Батуев активно использует и в Минкульте.

Так, работу в Этнографическом музее получил племянник Батуева — по некоторым данным, это целиком и полностью работа Николая Емонакова. Бывшего директора музея Светлану Шоболову уволили как раз после того, как та отказалась брать “племянника дяди Цыденжапа” на важный пост. Он не обладал нужной квалификацией.

Новым директором Этнографического стал далекий от культуры человек, бывший руководитель контрольного комитета администрации главы Бурятии Сергей Мещеряков. Минкульт просто вызвался подыскать 61-летнему пенсионеру новую синекуру.

Массовые чистки

Уход Натальи Светозаровой стал громким, но не неожиданным. Все те же инсайдеры сообщали о грядущей отставке еще в начале июля в связи с проверками в Бурятском театре оперы и балета. Таким образом планировалось надавить на нескольких не угодных новому министру сотрудников, в число которых входит и ответственная за деньги Светозарова.

Ожидается, что кроме Светозаровой и Шоболовой будет уволена и не желающая потакать новой “культурной” власти директор Оперного Аюна Цыбикдоржиева.

Конечно, назначение нового министра логично подразумевает и внутреннюю ротацию в министерстве. Однако ни в одном другом ведомстве Бурятии смена власти не сопровождалась таким количеством скандалов и грязи.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Любое видеонаблюдение в Москве – от компании «Видеоглаз» Корректирующее белье для мужчин Скачать через Торрент игры драки АКМ ГРУПП – надежная охрана ваших активов Произведения Довлатова в магазине Буквоед

Лента публикаций