«Нужны ответы на конкретные вопросы»

01.10.2017 5:01 0

«Нужны ответы на конкретные вопросы»

Председателя комитета по социальной политике Народного Хурала Александр Стопичев о подготовке к съезду депутатов всех уровней власти

Фото: russianstock.ru

Меньше месяца осталось до события, которое должно привнести новый импульс во все сферы нашей жизни. 20 октября в Улан-Удэ состоится IV съезд депутатов всех уровней представительных органов в Республике

Сотни делегатов соберутся, чтобы выработать единое понимание существующих вопросов. О подготовке к съезду и своем видении ситуации "МК в Бурятии" попросил рассказать председателя комитета по социальной политике Народного Хурала Александра Стопичева.

— Александр Трофимович, вы возглавляете комитет уже второй созыв и как никто иной погружены в тему социальных вопросов, которые самые острые, потому что всегда на виду. Совсем скоро мы отметим День учителя, поэтому давайте начнем с учителей, а вернее, с их заработной платы. В апреле этого года на сессии Хурала вы говорили о нормативах для школ, которые надо пересматривать. Новый учебный год начался и каковы результаты?

— Вопросы по зарплате учителей возникли тогда, когда появился указ президента о доведении этой зарплаты до средней по экономике. Указ надо выполнять. Мы прописали нормативы финансирования, определяющие размер фонда оплаты труда. Он зависит, в частности, от численности жителей в населенных пунктах. Отдельные нормативы были установлены для малокомплектных школ. Они действуют, но проблема в том, что ситуация в каждой конкретной школе по заработной плате разная. Прописать каждому отдельный норматив мы не можем. В одно время зарплата сильно упала в сельских школах, и мы введением нормативов ее более-менее выровняли.

Сегодня проблема зарплаты встала вновь в школах, где количество детей уменьшилось, особенно в малокомплектных. На сессии мы рассматривали этот вопрос и предложили министерству образования и науки Бурятии исключить в нормативе критерий удаленности и перевести малокомплектные на финансирование по нормативу как класс-комплект.

По крупным населенным пунктам, где работает одна школа — проблем нет, а вот где несколько — есть. Норматив один, а количество детей в учебном заведении разное. Согласно нашему анализу, особо остро проблема возникла в тех школах Улан-Удэ, где численность учеников менее 500 человек и менее 1000. В столице Бурятии в эту градацию попадает примерно половина школ. Пока мы записали в постановлении рекомендацию минобразованию пересмотреть нормативы, дифференцировать их. Но даже дифференцировав норматив, мы все равно не решим проблему всех школ. С другой стороны, если только в одной или трех среди 20 школ с одинаковой численностью учеников зарплата учителей не дотягивает до средней по экономике, значит, проблема в самой школе, и сам коллектив должен в этом разобраться.

— Может быть, надо уменьшить стимулирующую часть?

— В последний раз вышло постановление рекомендовать педагогическим коллективам выделять на стимулирование до 30 процентов. Коллектив вправе самостоятельно определить процент своего стимулирования, уменьшать его до 20, 10 и даже 3 процентов, и вмешиваться в этот процесс, считаю, никто не вправе. Наверное, стимул сам по себе должен быть небольшим, но я сторонник того, чтобы всем учебным заведениям давать средства по нормативу, которым они должны распоряжаться по своему усмотрению. Да, наших управленцев не учили быть финансистами, да, наверное, есть моменты по отдельным школам, но в целом руководители стараются ответственно подходить к этим задачам. В конце концов, каждая школа должна сама решить, как распределять норматив, как им удобнее жить. Самое главное, чтобы норматив был справедливым.

— В детских садах нормативы работают, а там какие вы видите проблемы?

— Трудность с детскими садами заключается в том, что это полномочия органов местного самоуправления, а выполнение указа о 100-процентной обеспеченности местами в детских садах спрашивают с субъектов. В чем вижу решение задачи? У нас существует более тысячи мест в частных детских садах, куда родители могли бы водить детей, но не водят, потому что не могут платить. Государство не может построить детский сад, потому что цена одного детского места в объекте стоит 1 млн рублей. Содержание ребенка в детском саду обходится минимум в 4-5 тысяч рублей, так почему бы не отдать эти деньги частным детским садам?

Согласно недавнему заявлению главы республики, с 1 октября 2017 года в республике планируется компенсировать лицензированным частным детским садам проведенные расходы в размере 5,8 тыс. рублей в месяц за каждого ребенка, получившего путевку в муниципалитете. Из этой суммы 2,8 тысячи — это расходы на образовательную деятельность детсада, которую им уже компенсируют. 3 тысячи рублей планируется выделять из республиканского и муниципального бюджетов. Мы должны сегодня поддержать частника, потому что это выгодно всем. Государству не надо тратиться на здания, обучение кадров, плюс всегда существуют риски, что завтра ситуация изменится и такой востребованности в детских садах уже не будет.

— Скажите, два года назад вступил в силу федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», определивший правила формирования рынка социальных услуг. Как вы себе представляете в Бурятии этот рынок? Какие социальные услуги, к примеру, могут оказывать наши НКО? Как могут депутаты изменить сферу социальных услуг?

— У нас есть государство, есть бизнес. То, что не может взять на себя государство, берет бизнес, а когда ни тот, ни другой не находит возможности чем-то вплотную заниматься, на помощь приходят некоммерческие организации.

Мы решили бы многие проблемы, если бы не боялись отдавать государственные вопросы частнику. Государство не может заниматься всем подряд и делать это эффективно. Государство должно разрабатывать нормативы и не бояться отдавать деньги частнику, если он берется оказывать эти услуги. Это касается домов для стариков, куда дети могут определить своих родителей, но за это они должны платить. Считаю, что за последние годы мы сумели навести порядок в этой сфере.

Депутаты могут многое. Как-то на одной из рабочих встреч представители фонда социального страхования обратили наше внимание на то, что работодатели несвоевременно представляют документы по несчастным случаям, произошедшим на производстве. Из-за этого пострадавшие люди не могли вовремя получить лечение, пройти социальную и профессиональную реабилитацию. Это стало поводом для нашего обращения с законодательной инициативой в Государственную Думу.

Мы предложили внести изменения в одну из статей Трудового кодекса и законодательно урегулировать трехдневный срок представления работодателем в исполнительный орган страховщика акта о несчастном случае и копии материалов расследования. Нашу инициативу поддержали законодатели одиннадцати субъектов, после чего меня пригласили в Госдуму и на одном из заседаний я докладывал о нашем законопроекте. Депутаты проголосовали за него единогласно.

— В рамках подготовки к съезду, на кустовом совещании в Мухоршибирском районе вы приводили пример объединения поселений и более эффективного использования бюджетных средств. Насколько эта практика сегодня работает в республике? Как вы смотрите на то, чтобы присоединить к городу, к примеру, Иволгинский район, где большинство жителей уже давно работают, учатся и делают все остальное в Улан-Удэ, а в район приезжают только ночевать?

— Закон о муниципальных образованиях, который был принят двадцать лет назад, изменился. Когда-то у районов и поселений не было денег, но была масса полномочий. Когда появились деньги, полномочия начали потихоньку передавать — сначала соцзащиту, потом здравоохранение. Если на республиканский уровень отдадут школы, то останутся только культура и свалки, то есть то, что не затрагивает людей напрямую.

Пример объединения состоял в том, что глава поселения Старый Онохой предложил объединиться с Онохоем для более эффективного решения проблем, но таких инициатив единицы. Мы туда ездили, разговаривали с людьми, они в целом довольны, признались, что стало лучше — сделали свет, грейдировали дорогу. Если говорить об Иволгинском районе, то можно рассматривать только отдельные поселения, как, к примеру, Сотниково. Но в этом случае отменяются сельские льготы учителей, врачей. Чтобы принимать решение, нужно рассматривать эти вопросы всесторонне.

Смысл в объединении будет только тогда, если в итоге денег станет больше. Если же в результате такого объединения финансирование уменьшится: на два поселения, к примеру, денег дадут как на одно, толку не будет.

Опять же, если бы у нас существовали нормативы финансирования поселений, а нормативы зависели бы от того, сколько людей проживает на данной территории, было бы иначе. Сегодня в одном районе 6 поселений и проживают 40 тысяч человек, а в другом 20 поселений и проживают раза в два меньше, но денег они получают больше. Почему? Потому что финансирование идет не по людям, а по базе, по числу поселений. Так когда-то сложилось, но если на одного жителя положено столько-то государственных расходов, почему бы не просчитать эти расходы и не выдать согласно нормативам? Пусть будет поправочный коэффициент на удаленность, на разбросанность, еще на что-то, но нормативы должны быть всем понятны и прозрачны. Каждый глава района или поселения видел бы, сколько он получит, на что он может потратить. Когда этого нет, трудно и регулировать, и контролировать, потому что любой всегда может сказать, что денег нет.

— Что вы лично ждете от съезда? По итогам прошедших выборов оппозиция заявила, что из 1502 мандатов в районные органы власти Мос-ковской области они сумели провести более 200 человек. Сложилось впечатление, что статус муниципального депутата наконец-то стал пользоваться в стране популярностью, чего и добивалась реформа муниципального фильтра. В Москве политические партии, что называется, ринулись в народ и не стесняются значка депутата какого-нибудь сельского поселения, а как в Бурятии?

— Мос-ковская область — это все-таки особая территория, где даже муниципальный депутат все равно чувствует себя в эпицентре мегаполиса. В Бурятии повального интереса политических партий к муниципальным выборам пока не произошло. Даже у тех, кто искренне приходит в депутатство, пропадает интерес к этому делу, потому что полномочия мизерные, а ответственность большая. Плюс депутатство вообще стало ругательным словом. Но депутаты должны знать реальную жизнь, должны идти в народ, встречаться с людьми, отстаивать их интересы и возвращаться к ним снова. От съезда жду того же, что и районные депутаты — услышать, что их ждет, на что они могут рассчитывать, к чему готовиться. Съезд должен обозначить такие векторы, которые будут затрагивать всех.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Недорогая аренда теплоходов в Киеве Онлайн-клуб Вулкан для всех и каждого Отличные игрушки для детей и взрослых Азартные игры от сети казино Вулкан 24 Играйте с реальными игроками на портале luckforfree

Лента публикаций