Семь шкур за тепло

09.01.2018 4:42 0

Семь шкур за тепло

Детальный разбор схемы сверхприбыльного "чисто русского" бизнеса ТГК-14

Более десяти лет ТГК-14 остается единым поставщиком тепла жителям Улан-Удэ. С тех пор подходы этой компании в отношениях с потребителями не изменились. Итак, в чем суть прибыльного бизнеса ПАО "Территориальная генерирующая компания № 14"? Откуда там такие высокие зарплаты управленческого персонала (официальные зарплаты персонала составляют в настоящее время в среднем свыше 90 тысяч рублей в месяц), миллионные дивиденды акционерам и такие же премии в конце года топ-менеджменту?

Как пишет "Новая Бурятия", секрет прост. Все мы, жители Улан-Удэ, оплачиваем нереальные затраты и потери при производстве и доставке теплоносителя, которые несет ТГК-14. Оплачиваем через тарифы на тепло и горячую воду, устанавливаемыми Республиканской службы по тарифам (РСТ), и через нормативы потребления коммунальных услуг, которые устанавливает родной Улан-Удэнский городской Совет депутатов.

Например, еще в октябре горожане платили за тепло в своих квартирах 1867,40 руб./Гкал (43,51 руб./м2/мес.). Но с 1 ноября 2017 года этот тариф для жителей Улан-Удэ вне плана увеличился сразу на 3 % и достиг 1923,45 рублей за гигакалорию , или 44,82 рубля за квадратный метр в месяц.

Таким образом, сегодня тариф на тепло в Улан-Удэ в 1,54 раза выше, чем в Чите и в 1,34 раза выше, чем в Иркутске. При том, что тариф в соседних городах значительно ниже, в Чите и Иркутске более высокий месячный норматив потребления тепла. То есть, наши соседи получают тепла больше, а платят они за него меньше, чем улан-удэнцы.

Сравните тарифы и нормативы по теплу в следующей таблице:

Плата за тепло (без НДС)

Тариф

Норматив

Улан-Удэ

44, 82 руб./м2/месяц

1923,45 руб./Гкал

0,0233 Гкал/м2/мес.

Чита

29,03 руб./м2/месяц

1185,13 руб./Гкал

0,0245 Гкал/м2/мес.

Иркутск

33,23 руб./м2/месяц

1230,88 руб./Гкал

0,027 Гкал/м2/мес.

С 2009 года "ТГК-14" при помощи вызывающе порочной практики установления тарифов в столице Бурятии дерет семь шкур с населения. С тех пор ничего по сути не изменилось, появились только новые цифры. Например, единый тариф по городу увеличился больше, чем на тысячу рублей. Если в 2009 году население платило за тепло по тарифу в 896,45 руб. за одну гигакалорию, то сегодня эта сумма составляет уже 1923,45 (!) рубля.

Итак, какие же эти семь шкур?

"Шкура первая" — затраты на покупку топлива

Технология снимания этой шкуры довольно проста и всем понятна. Происходит это еще во время доставки угля в Улан-Удэ. Прежде чем "черное золото" Тугнуя дойдет до Улан-Удэнских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 или каждой из 36 котельных "Улан-Удэнского энергетического комплекса" (У-УЭК) — филиала ТГК-14, часть угля, как правило, уходит "налево". Возможно, на обогрев чьих-то коттеджей, а оставшаяся часть может несколько раз перепродаваться через посредников. Причем, даже не заходя на склады перепродавцов.

И в итоге к нам этот уголь поступает уже по цене золотого. Однако это никого не "напрягает". Сколько бы не стоил уголь, РСТ ежегодно практически полностью заносит заявленную ТГК-14 цену на топливо в качестве одной из составляющих затрат при расчете тарифов на разные виды теплоносителя – отопление и горячую воду.

Так, например, при расчете единого по городу тарифа на тепло для населения на 2017 год (1923,45 рубля за одну гигакалорию) принимаются в качестве затрат ТГК-14 все заявленные энергетиками 605,4 млн. рублей на покупку угля для Улан-Удэнской ТЭЦ-1 и 306,4 млн. рублей — для Улан-Удэнской ТЭЦ-2.

Интересно, что при расчете тарифа на тепловую энергию, отпускаемую от 36 котельных Улан-Удэнского энергетического комплекса (а он, этот тариф, составляет 3202,76 (!!) руб./Гкал), ТГК-14 в своих открытых материалах вообще не указывает сумму затрат на уголь для котельных. Видимо, это "коммерческая тайна".

Тем не менее, исходя из общих затрат на производство тепла на этих котельных (1421,175 млн. рублей в 2017 году), можно предположить, что эти затрат на топливо составляют около 500 млн. рублей. То есть, приблизительно треть от "необходимой валовой выручки". Это на производство всего 443,7 тыс. гигакалорий. В то время как ТЭЦ-1 "отпускает" 1702,5 тыс. Гкал, а ТЭЦ-2 — 754 тыс. Гкал.

При этом, нигде не было указано то, каким образом формировался железнодорожный тариф при перевозке, а в соглашении о цене угля никак не обосновывалось предлагаемое энергетиками разделение на покупку топлива и на его доставку до станции назначения. А весь ли уголь на месте, естественно, никто не считал.

И кому это надо, если мы с вами, то есть потребители, все равно заплатим за любое количество угля и по любой цене?

"Шкура вторая" и "шкура третья" – дорогая технология производства электричества и теплоносителя на ТЭЦ-1

Два следующих способа "нагрева" потребителя настолько изощрены и артистичны, что обычный среднестатистический горожанин даже не сразу поймет, где его надули. Для этого необходимо обратиться к истории нашего города.

Дело в том, в тридцатые годы прошлого века в Улан-Удэ "старушка"-ТЭЦ-1 строилась для того, что снабжать производственной электроэнергией гигант социалистической индустрии Паровозо-вагоноремонтный завод (ПВРЗ) и коммунальным электричеством построенный при заводе соцгородок. Ни о каких гидроэлектростанциях на Ангаре с их дешевой электроэнергией тогда и слыхом не слыхивали, и весь район ПВРЗ, а заодно и большая часть города, пользовались электричеством с единственной тогда в городе ТЭЦ.

Затейливая технология производства электроэнергии и тепла на "комбинированной" теплоэлектроцентрали № 1 (ТЭЦ-1) заслуживает отдельного описания. В общих чертах это происходит следующим образом.

Сначала ТЭЦ-1 закупает уголь и воду, затем путем нагрева превращает воду в пар, который заставляет работать турбоагрегат, в свою очередь вырабатывающий электричество. Второй же продукт, теплоноситель, или просто горячая вода, образуется после обратного превращения пара в воду после его охлаждения.

Этот самый теплоноситель, сегодня поступающий в краны горячей воды и батареи отопления в наших домах, является, по сути, "отходами производства" электроэнергии на ТЭЦ-1. Раньше его большей частью сливали в Уду. Сейчас времена изменились, и столица Бурятии пользуется уже не дорогущей энергией с ТЭЦ-1, а приобретает более дешевое электричество с гидроэлектростанций на российских оптовых рынках электрических мощностей (ФОРЭМ, НОРЭМ).

Соответственно, главным продуктом ТЭЦ-1 теперь является не электроэнергия, которая идет в основном на собственные нужды предприятия, а именно теплоноситель. Тот самый теплоноситель, который получают не просто нагревом воды в котлах до нужной температуры, а "по старинке", тем же экстравагантным и очень затратным способом, т.е. путем двойного превращения воды в разные состояния: сначала воды в пар, а затем обратно пара в воду.

Не нужно быть тонким знатоком производственных технологий, чтобы догадаться о том, угля на производство такого теплоносителя нужно в несколько раз больше, а сам технологический процесс на ТЭЦ-1 стоит намного дороже, чем в том случае, если бы "старушка" работала как простая котельная. Причем, такое затратное производство электроэнергии считается очень выгодным для самого производителя – ТГК-14.

Но выгодно ли оно для нас, горожан? Это можно продемонстрировать на следующем примере. Допустим, мы решили попить чаю. Станем ли мы вместо того, чтобы "просто нагреть воды" в обычном чайнике, устанавливать у себя сложный и мощный агрегат с конденсаторами, который сначала бы нагревал холодную воду до состояния пара, а потом охлаждал пар и превращал бы его в горячую воду? Конечно же, нет.

Тем не менее, все эти затраты полностью заложены в тариф на тепло. И получается, что улан-удэнцы опять же через тариф полностью оплачивают неразумные технологические затраты:

— во-первых, на производство дорогой электроэнергии, которую ТГК-14 использует в основном на нужды собственного производства, а также выставляет на рынок, чтобы там ее купили те же предприятия Улан-Удэнского энергетического комплекса и, возможно, ведомственные котельные,

— и, во-вторых, на производство уже собственно "теплоносителя".

При этом самой ТГК-14, как производителю тепла фактически бесплатно достается произведенное на ТЭЦ-1 электричество. Оно используется на ТЭЦ, а также выбрасывается ТГК-14 на ФОРЭМ. И сколько бы ни стоило производство электричества, оплачивать это будет не ТГК-14, а жители Улан-Удэ.

В ходе такого "производства тепла" сам производитель купается в баснословной прибыли, а обманутый потребитель, ничего не понимая, продолжает выступать в роли дойной коровы для "эффективного производителя". Поскольку из-за монопольного положения ТГК-14 и административного прикрытия ее деятельности со стороны властей, из года в год безропотно утверждающих единый тариф предприятий ТГК-14 в Улан-Удэ, отказаться от ее услуг потребитель не может.

Кроме того, растущие цены на уголь являются твердым обоснованием для, кажется, бесконечного, повышения "экономически обоснованного" тарифа на тепло.

"Шкура четвертая" — потери при транспортировке теплоносителя к домам

Известно, что каждый год количество официально санкционированных потерь ТГК-14 в Улан-Удэ (от 400 до 500 тыс. гигакалорий) составляет такое количество тепла, которое сопоставимо с тем, что вырабатывает весь "Улан-Удэнский энергетический комплекс" — филиал ПАО "ТГК-14", включающий в себя, расположенных на территории города. У-УЭК включает в себя 36 котельных, "полезный отпуск" с которых составляет всего 443 тыс. Гкал.

Получается, что если снизить потери до какой-то приемлемой величины (скажем в 50 тыс. Гкал), можно будет закрыть все эти котельные, которые отравляют воздух над городом и заваливают своими выбросами окружающие дома и целые микрорайоны.

В то же время каждый год правительство Бурятии в лице РСТ успешно устанавливает тарифы для ТГК-14, обеспечивающие ей сверхприбыли при отсутствии необходимости вкладывать средства в реконструкции инфраструктуры, теплотрасс, замену морально и физически устаревшего оборудования.

Дружно ненавидимая подавляющим большинством горожан компания ТГК-14 продолжает пользоваться более чем странной благосклонностью республиканских и городских властей, которые из года в год не решаются разорвать с этой компанией договор о едином поставщике тепла в Улан-Удэ. Договора, позволяющего ТГК-14 навязывать горожанам самые невыгодные по Сибири условия при предоставлении своих "услуг".

В 2009 году оплачиваемые всеми нами потери ТГК-14 составляли 480 915 гигакалорий. Такой же порядок потерь сохраняется, скорее всего, все последующие годы. Во-первых, это количество потерь равно всему количеству тепла, вырабатываемого котельными У-УЭК. Во-вторых, это более четвертой части годового "полезного отпуска" тепла с Улан-Удэнской ТЭЦ-1 (1702,5 тыс. Гкал в 2017 году) и больше половины всей годовой выработки более Улан-Удэнской ТЭЦ-2 (754 тыс. Гкал в 2017 году)!

Именно благодаря такому количеству санкционированных властями Бурятии потерь и возникла такая разница между тарифом на производство тепла, скажем на Улан-Удэнской ТЭЦ-1 (с 1 ноября 2017 года — 766,94 руб./Гкал), обеспечивающей теплом больше половины потребителей в Улан-Удэ, и единым тарифом по городу (1923,45 руб./Гкал).

Следует заметить, что чем больше потерь ТГК-14 сможет официально утвердить, тем больше получит прибыли. А власти Бурятии не слишком-то и ограничивает аппетиты акционеров и руководителей ТГК-14.

Помогла в защите предлагаемого ТГК-14 из года в год количества потерь и мэрия Улан-Удэ.

Ровно 10 лет назад контролируемые мэрией управляющие жилищные компании и "самостийные" тогда ТСЖ (товарищества собственников жилья) покупали у ТГК-14 тепло и горячую воду, доведенные до стен управляемых ими домов. И занимались сбытом тепла непосредственно в самих домах. То есть, это они, а не ТГК-14 доводили теплоноситель непосредственно до квартир горожан, сделав для себя небольшую сбытовую надбавку.

Однако такая деятельность управляющих компаний мешала утверждению в РСТ большого количества потерь теплоносителя при транспортировке к домам. Поскольку выяснилось, что до домов доходит больше тепла, чем хотелось бы ТГК-14. Это "непорядок" был срочно устранен распоряжением мэрии.

Под предлогом ликвидации лишнего звена "перепродавцов" теплоносителя такое право у управляющих компаний было отобрано, и в настоящее они занимаются этим бесплатно.

А горожане так и не поняли, что, избавившись от сбытовой надбавки управляющих компаний, они теряют гораздо больше, чем оплачивая высоким тарифом "потери" ТГК-14.

"Шкура пятая" — завышенные нормативы потребления для населения

Наша плата за коммунальные услуги имеет две составляющие и образуется следующим образом: тариф умножается на норматив потребления. Например, как рассчитывается сумма, которую платят улан-удэнцы за отопление одного метра в своих квартирах? Тариф (1923,45 рублей/Гкал) умножаем на норматив потребления тепла (0,0233 Гкал/м2/месяц), добавляем 18 % налога на добавленную стоимость (НДС) и получаем следующую цифру – 52, 88 руб./м2/месяц. Именно эту общую для всех цифру мы и умножаем на количество квадратных метров площади нашей квартиры и получаем свою сумму месячной платы за отопление.

Из этого пример видно, насколько важен норматив потребления тепла для населения города.

Действующие в Улан-Удэ явно завышенные нормативы потребления коммунальных услуг, при которых мы каждый месяц платим за большее количество услуг (теплоэнергию, воду), чем потребляем на самом деле, были приняты Улан-Удэнским городским Советом депутатов еще в 2003 году.

С 2006 года все нормативные документы, на основании которых были приняты эти нормативы, уже отменены. Однако депутаты за весь этот период так и не нашли время, чтобы заняться важным для горожан делом и принять новые, более разумные нормативы.

Жилищная инспекция Бурятии, которая должна вести мониторинг нормативов потребления и наказывать нарушителей, этим делом тоже не занимается. Тем временем высокие нормативы, как один из "доильных" или "шкуродрательных" способов, продолжает с успехом работать.

"Шкура шестая" — единый тариф на тепло по городу

Это самая болезненная и самая дорогая шкура для потребителей тепла от ТГК-14. Давайте, разберемся что это за единый тариф (в 2017 году 1923,45 руб/Гкал) и откуда он взялся.

История эта более, чем 10-летней давности начинается с "апрельской революции" 2006 года, когда к власти в области теплоэнергетики в Улан-Удэ пришла ТГК-14. Произошло тогда следующее. С 1 апреля того года ТГК-14 заменила МУП "Улан-Удэнская энергетическая компания" (сейчас филиал ПАО ТГК-14 — "Улан-Удэнский энергетический комплекс") в качестве единого поставщика тепловой энергии и горячей воды для жителей Улан-Удэ.

До этого МУП "У-УЭК", владеющее тепловыми сетями, покупало по тарифу для ТГК-14 на ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 теплоноситель и худо-бедно, но с гораздо меньшими потерями, чем сейчас, доводило его до домов горожан. Но после апреля 2006 года "Улан-Удэнская энергетическая компания" была со всеми потрохами и персоналом отдана ТГК-14.

"Сдали город" ТГК-14 тогда два человека. В феврале 2006 года президент Бурятии Леонид Потапов, мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев и генеральный директор ОАО "ТГК-14" Владимир Алферов подписали соглашение "О порядке взаимодействия в сфере теплоснабжения". С тех пор ТГК-14 собирает теплоноситель с обеих ТЭЦ и муниципальных и части ведомственных котельных, а затем как единый поставщик тепла и горячей воды поставляет тепло всему населению Улан-Удэ по единому для города тарифу.

Интересно, что тариф отдельно для Улан-Удэнской ТЭЦ-1 всегда был гораздо меньше единого тарифа по городу. Например, в 2009 году тариф для ТЭЦ-1 составлял 548,75 руб./Гкал при едином тарифе в 896,45 руб./Гкал. Условный тариф на ТЭЦ-2 (с 2009 году не принимается РСТ) тогда составлял 629,26 руб./Гкал.

Сегодня эта разница гораздо более вызывающая. На тариф 1 ноября 2017 года тариф для Улан-Удэнской ТЭЦ-1 равен 766,94 руб./Гкал, а единый тариф — 1923,45 руб./Гкал! То есть, почти на 1,2 тыс. рублей больше!

Таким образом, если бы потребители услуг Улан-Удэнской ТЭЦ-1, а это 45 % нагрузки теплоснабжения города (большие части Железнодорожного и Советского районов, часть Октябрьского района и большая часть предприятий) платили бы за тепло по отдельному тарифу для ТЭЦ-1, то это стоило бы им ровно в 2,5 раза меньше, чем сейчас! А потребителям услуг Улан-Удэнской ТЭЦ-2 (25 % нагрузки теплоснабжения в Улан-Удэ) можно было бы тратить на отопление приблизительно в 1,8 — 2 раза меньше, чем сейчас.

Столь высокий единый тариф получается при следующей операции. Сначала складываются затраты на производство тепла всех муниципальных котельных (1421,175 млн. руб.), Улан-Удэнской ТЭЦ-1 (1716,848 млн. руб.), Улан-Удэнской ТЭЦ-2 (1010,832 млн. руб.) плюс затраты на содержание сетей и суммы по досудебным решениям ФАС. Затем все это делится на "полезный отпуск" всех ТЭЦ, котельных — в общей сложности 2900, 333 тыс. Гкал). В итоге и получается сумма единого тарифа — 1923,45 рублей за гигакалорию.

С точки зрения здравого смысла, для того чтобы снизить затраты и нагрузку для населения, можно было просто подключить потребителей тепла, вырабатываемого на ведомственных котельных и котельных У-УЭК, к общей системе теплоснабжения ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. А сами затратные и вредные для окружающей среды котельные закрыть. Однако ТГК-14, заинтересованная в сохранении затратных котельных и увеличения собственной прибыли за счет высокого единого тарифа, сама на это никогда не пойдет.

Те три маленькие котельные, снабжавшие СДЮШОР № 9, Санаторную школу-интернат № 28 школы и микрорайон Верхняя Березовка, которые ТГК-14 закрыла в начале декабря 2017 года, как вы понимаете, никакой роли в снижении тарифа для населения не играют.

"Шкура седьмая" — ежегодное увеличение тарифа

Снятие этой шкуры – процедура не менее болезненная, чем предыдущая. Дело в том, что тарифы на тепло и горячую воду не раз в минувшие 10-15 лет годы резко повышались и продолжают повышаться.

Многие эксперты, в том числе, и бывший глава Бурятии Вячеслав Наговицын, высказывали мысль о том, что после таких операций ТГК-14 может жить припеваючи, и вообще не просить повысить тарифы.

Тем не менее, жители столицы Бурятии с каждым годом платят за тепло все больше. Так как единый тариф на теплоэнергию с неуклонным постоянством растет. Например, ожидается, что увеличение единого тарифа на тепло с 1 июля 2018 года для улан-удэнцев, скорее всего, значительно превысит предельный индекс роста платы на коммунальные услуги в 6 %, установленный в Российской Федерации. Учитывая не запланированный ранее рост тарифа в ноябре 2017 года.

Напомним, что в марте 2017 года Федеральная антимонопольная служба России в рамках досудебного разбирательства претензий ТГК-14 на якобы недополученную прибыль обязала Республиканскую службу по тарифам (РСТ) Бурятии пересмотреть установленный ею ранее единый тариф для потребителей Улан-Удэ в сторону увеличения.

Об этом решении ФАС стало широко известно только в начале ноября. Уже после того, как РСТ это решение выполнила, а глава Бурятии Алексей Цыденов в оправдательном ключе сообщил об этом в прессе.

Как мы видим, на эту непрекращающуюся процедуру снятия шкур ни время, ни власти не действуют.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Реальность, а не выдумка: получайте деньги за свой отдых Справочник ритуальных услуг и товаров Качественные инструменты для маникюра и педикюра Широкий выбор оправ и очков Магия доставки цветочных аранжировок

Лента публикаций