Сломано в Бурятии

20.10.2017 5:53 0

Сломано в Бурятии

Или почему так трудно найти на прилавках магазинов товары местного производства

На встрече с руководителями республиканских СМИ глава Бурятии Алексей Цыденов признался, что буквально обязал свою супругу покупать в продовольственных магазинах «только бурятское»

Да и сам он, посещая торговые сети, ищет на прилавках товар с надписью «Сделано в Бурятии». Задача, между тем, не из легких и, судя по откровениям Алексея Цыденова, каждый поход в магазин напоминает ему игровой квест — найди и купи, иначе можно остаться без любимого продукта.

Глава региона рассказывает, что буквально накануне заходил в продмаг, расположенный недалеко от его дома, и много времени потратил на то, чтобы наполнить свою «потребительскую корзинку» товарами, произведенными местными предприятиями и фермерами. Если с колбасой трудностей не оказалось, то, к примеру, конфеты производства «Амты» искать пришлось на пару с продавцом. «Нашли кое-как где-то на верхней полке», — сказал он, посетовав, что спрос патриота, желающего покупать «все бурятское» в наших торговых сетях, удовлетворить сложно, в том числе по молочным продуктам и сырам местного производства.

Вряд ли ответственность за этот вынужденный квест стоит возлагать только на торговые сети, прилавки которых не терпят пустоты. Возможно (и даже скорее всего), истоки проблем надо искать ближе к земле, там, где наш родной предприниматель сталкивается в своей многотрудной работе не только с засухой, но и местными бюрократами.

В «МК» в Бурятии» обратился фермер из Кабанского района Александр Сафронов с письмом, к которому, по его словам, «нужно приделать ноги», а еще лучше — крылья. Чтобы все знали и видели.

— Все, наверное, желают попробовать сыр, сваренный на берегу Байкала, на молоке от коров, которые паслись на экологически чистых лугах солнечной Бурятии. Когда Европа объявила нашей стране санкции, и исчез с прилавков итальянский пармезан и французский камамбер, наша страна и наша Бурятия взяли курс на импортозамещение. Не знаю наверняка, как страна, а в Кабанском районе Бурятии про импортозамещение и санкции, видимо, слыхом не слыхивали. Иначе чем объяснить нежелание руководства администрации помочь в производстве оймурского сыра, — рассказывает фермер. — В результате деятельность пришлось остановить, семь работников распустить по домам, а несколько голов свиней и кур пустить на убой и продать.

Сначала Александр Сафронов купил сыроварню на 150 литров и тысячелитровый танк для молока. Готовые сыры, произведенные из местного экологически чистого молока, которое ему охотно сдавали оймурцы с частных подворий, продавал друзьям и знакомым, а затем вышел на торговые сети.

В планах начинающего фермера было производство не только сыров, но и кисломолочных и мясных продуктов — собирался разводить коров, свиней, кроликов и кур. Уже вывел в инкубаторе 150 цыплят и приобрел 9 поросят. Вместе с нанятыми в Оймуре работниками распахал целину, посеял овес и медоносы, восстановил заброшенное здание совхозной конторы, расположенной на арендованной им земле. Сделал новую крышу, поставил окна и двери, постелил полы.

Но оформить брошенное строение так и не смог, поскольку местные власти вдруг решили, что старое здание почившего в бозе совхоза нужно оценить и выставить на продажу. Получить, так сказать, доход!

В результате фермерское хозяйство, едва сделавшее первые неуверенные шаги, умерло, чем добавило в отменные вкусовые качества первой партии оймурского сыра самый, пожалуй, распространенный в Бурятии привкус горечи и безысходности. На фермерстве повешен тяжелый амбарный замок, работники распущены по домам, скот забит и продан, а поселковая администрация увлеченно занимается процедурой по отчуждению у предпринимателя заброшенного здания бывшей конторы совхоза. Власти не отреагировали даже на коллективное обращение жителей Оймура с просьбой позволить фермеру возобновить деятельность хозяйства.

«Глава района и его подчиненные на государственных машинах, на государственном бензине в рабочее время, оплаченное государством, не могут выбрать время за полгода приехать в Оймур и помочь решить государственный курс на импортозамещение. И помочь развить новое направление в экологическом туризме. Хотя более 200 жителей села Оймур просили главу Кабанского района Алексея Сокольникова еще полгода назад вмешаться в ситуацию и помочь сыровару в решении административных проблем», — рассказывают люди.

В очередном письме, но уже в редакцию, люди пишут:

«Бурятия едва ли не на первом месте в России по количеству торговой площади на душу населения, а вот производства — чуть. А здесь вдруг — сыроварня! Надо закрыть, думают в Кабанске, чтобы не портила показатели разрухи. Зря голосовали за Сокольникова, сказали работники, когда узнали, почему они оказались без работы».

Александр Сафронов — музыкант. После окончания музыкального училища и института культуры работал в оркестре театра оперы и балета. В лихие 90-е, когда стало невмоготу, ушел в бизнес, создал фирму «САЛЕКС», занимающуюся печатью фотографий, и розничной торговлей фототоваров и наручных часов. Компания процветала, на пике своей деятельности располагала почти тремя десятками точек в Улан-Удэ, однако вынуждена была прекратить существование из-за технической революции в области цифровых технологий. И бывшему музыканту вновь пришлось задуматься о будущем. И он уехал… в байкальский поселок Энхалук, недалеко от Оймура, где меньше двух лет назад и решил построить ферму. Что произошло потом — вы уже знаете.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Гостевые дома в Крыму Справочник ритуальных услуг и товаров Viber для удобного общения с близкими Планшеты – новое слово в мире технологий Доверьте праздник своего ребенка настоящим профессионалам

Лента публикаций